Про прописку

Ольга СМЫКОВА
28.02.2020
    Когда речь заходит о прописке, мне на ум сразу приходит старая кавээновская шутка: «Как вы можете у меня про ЭТО спрашивать?» И правда, прописку в России уже вроде как много лет назад отменили, чтобы упростить бюрократические механизмы при миграционных процессах. И заменили прописку на регистрацию.

    Только вот получилось как в арифметическом законе: от перемены мест слагаемых сумма не изменилась. Словом, назвали прописку регистрацией, но проблем от этого не уменьшилось. Особенно для тех, кто еще собирается стать гражданином Российской Федерации, для соотечественников, приехавших в Россию по госпрограмме переселения.

    Честно говоря, после того как я сама пять лет назад прошла этот миграционно-регистрационный процесс, мне казалось, что я забуду о нем как о страшном сне. И даже слово дала себе больше не ввязываться во всякие переселенческие авантюры. Но, как говорится, не зарекайся.

    И вот мне еще прошлым летом случилось помочь близким друзьям с этой самой пресловутой регистрацией. Для участника программы переселения этот процесс состоит из трех этапов. На первом делается трехмесячный регистрационный учет, потом регистрация по РВП (разрешение на временное пребывание) и финишная регистрация по гражданству. Нашим друзьям мы смогли сделать только трехмесячную прописку по миграционному учету, а регистрацию по РВП им делала моя сестра, так как к нам они по квадратным метрам не проходили. Так вот, уже тогда, летом, к друзьям прицепились тетеньки из службы миграции, посчитав подозрительным их регистрацию сначала по одному адресу, потом по другому. После долгих объяснений, что мы не совершаем ничего противозаконного, нам удалось зарегистрировать друзей у сестры, где они числились вплоть до получения российского паспорта.

    А в январе в Калугу по переселению прибыла новая партия друзей-переселенцев из Ташкента. И, вспоминая, как мы сами маялись в поисках регистрации, мы снова решили помочь ребятам и зарегистрировать их уже в квартиру к нашим родителям. Дабы не вызывать подозрения у тетенек из миграционной службы, и трехмесячную, и годовую регистрацию землякам делали по одному адресу.

    Мы спокойно вздохнули, когда к ним не стали цепляться во время проставления штампа о регистрации, и думали, что дальше все пойдет как по маслу. Оказалось, зря думали. Похоже, у нас все делается для того, чтобы переселенцы вкусили все прелести миграционного процесса. Во время подачи документов на гражданство инспектор засомневалась, что они живут и зарегистрированы по одному и тому же адресу, вызвала наряд и отправила их в сопровождении полицейских по адресу регистрации, где люди в форме перевернули шкафы, заглянули в ванную и даже чайник на плите проверили – горячий ли, чтобы убедиться в том, в чем убеждаться не имеют никакого права. Ребятам же грозило выдворение из страны, если они вдруг живут не по фактическому адресу, ссылаясь на статью Административного кодекса, которая гласит, что за предоставление ложной информации о регистрации человеку грозит депортация. Только вот, проштудировав законодательство, я выяснила, что недостоверной информацией может считаться информация о регистрации на территории офиса, магазина или иного юридического объекта, но никак не в жилой квартире, где, кстати, на тот момент никого, кроме наших гостей, прописано не было.

    Попав в подобную ситуацию, я в который раз задумалась над тем, почему же создаются подобные условия для переселенцев. Ведь это очередной плевок в душу тем, кто бежит из стран бывшего Союза от унижений по национальному признаку в Россию, которая вроде бы раскрывает объятия для соотечественников. А на деле?... Задумалась и не нашла ответа.

    А ведь, помнится, однажды на приеме у главы региональной тогда еще ФМС я спросила, почему у нас, как в Калининградской и Саратовской областях, не сделают центра временного пребывания как раз для того, чтобы переселенцы могли легально и безбоязненно сделать регистрацию, чтобы им не пришлось рисковать попасть в «резиновую» квартиру или платить по 15 тысяч с человека за заветный штамп в паспорте. Тогдашний глава убедил меня, что такого у нас организовать нельзя, но органы сделают все возможное, чтобы помочь переселенцам с регистрацией. Что ж, помогли. Да так, что и мы, хозяева, и переселенцы, даже заговаривая о прописке, чувствуем себя как закоренелые преступники, в чьи квартиры вот-вот нагрянут с обыском.
Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика