«Мы не вышибалы»

Антон БОГУН
29.11.2019 11:41
Наш собеседник – начальник Обнинского отдела службы судебных приставов.

    История службы судебных приставов насчитывает многие века. Первое упоминание о них встречается ещё в летописях феодальной Руси. А 1 ноября 1865 года император Александр II подписал положение, которым окончательно был определен статус судебных приставов в России.

    Наш корреспондент побеседовал с новым начальником Обнинского отдела ФССП Ренатом Муслимовым.

   Командный принцип

    – Ренат Исмаилович, вы в Обнинске работаете меньше года, не так ли?

    - Да, я до этого возглавлял отдел судебных приставов в Малоярославецком районе.

    – Есть разница?

    - Огромная. Во-первых, в Обнинске население больше, а во-вторых, здесь крутится больше денег. А там, где деньги, там и нарушения, попытки схитрить, обмануть государство. Через обнинский отдел проходит гораздо больше документов, нежели в Малоярославце. А до Малоярославца я работал в Жуковском районе. Там и вовсе была тишина. В Малоярославце пришлось разбираться, наводить порядок. Этот бесценный опыт пригодился мне в Обнинске.

    - Насколько мне известно, вы за свои 34 года совершили головокружительные карьерные кульбиты.

    - Да как сказать… Я родился в Дагестане, там работал в министерстве сельского хозяйства. Потом армия, снова министерство. И вот теперь жизнь меня занесла сюда, в Калужскую область.

    - А образование?

    - Два высших, юридическое и экономическое.

    - Ого! Это у всех судебных приставов так?

    - Нет, конечно. Но образование у нас приветствуется. Чем выше, тем лучше.

    - Вы сказали, что в Малоярославце приходилось многое менять. А в Обнинске?

    - Конечно, полная пертурбация.

     – Это потому что новая метла по-новому метёт или потому что перемены были необходимы?

    - Всего понемногу. У прежнего руководства были свои требования, у меня свои. А они в целом просты: либо мы работаем в команде, либо нет. Кто не согласен, может написать заявление по собственному желанию. Пока никто не написал.

   Не надеемся на «авось»

    – Ваша служба - одна из самых непопулярных в народе. В этом вы, наверное, превзошли даже налоговую. Вы приходите в дома, отбираете «всё, что нажито непосильным трудом». Каково это - чувствовать себя вышибалой?

    - А мы себя таковыми и не считаем. Мы не вышибалы. А недовольство людей понятно – мы же конечная инстанция. И люди чаще всего не понимают, что решение об изъятии имущества в счёт долгов принимаем не мы, а суд. А мы лишь исполняем решение суда. Такая служба. А потом должники тоже бывают разными. Есть те, кто адекватно реагирует. Есть долг, он его оплачивает, арест имущества снимается. Понимают, что в их долгах судебный пристав не виноват. А есть, конечно, те, кто настроен на скандал. Иной раз и до рукоприкладства доходит.

    - Но ведь случаются и ошибки. Либо человека перепутали, либо ещё что-то. Масса таких историй.

    - Ошибки случаются, но крайне редко. Бывают полные тёзки. Но есть счета, есть ИНН, прочие наводки, по которым мы можем выяснить, к какому именно лицу предъявлены претензии, и, если всплывает ошибка, мы принимаем решение о прекращении исполнительного производства.

    - Вы сказали «принимаем решение». Но разве ваша служба уполномочена вообще принимать какие бы то ни было решения? Вы же исполнители.

    - Конечно, в рамках своей деятельности мы можем принимать те или иные решения. Например, на время приостанавливать исполнительное производство в отношении того или иного лица. Если для этого есть предпосылки, например, взыскатель отозвал иск.

    - Ну а если задолжал человек, но у него, скажем, тяжёлое материальное положение. Давайте ему простим на пару месяцев должок! И вообще, насколько тяжело сохранять холодную голову?

    - Очень тяжело. Но такие решения мы не принимаем. Если такая ситуация возникает, то человек может решить свою проблему опять же через суд.

    - Вам бывает жалко тех людей, к которым вы приходите в один, не скажу, что прекрасный, день?

    - Чисто по-человечески, конечно, жалко. Но, с другой стороны, я понимаю, что чаще всего наши, если можно так выразиться, клиенты сами виноваты в той ситуации, в которую они себя загнали. Девяносто девять процентов случаев - это результат череды неверных решений, наплевательства в духе «авось пронесёт»… Не делайте долгов. Я сам стараюсь их не делать. Пару раз мне по линии ГИБДД приходили штрафы. Я их сразу оплачивал. И кстати, во избежание недоразумений я всем своим знакомым рекомендую устанавливать на своих мобильниках наше приложение. И как только придёт уведомление о возбуждении дела, вы первыми об этом узнаете и сможете вовремя погасить задолженность, не доводя до крайностей.

   Пятьдесят пять тысяч дел в год

    - У меня был случай, когда мне из налоговой пришло уведомление, что я не уплатил транспортный налог за владение автомобилем БМВ, которого у меня отродясь не было. Кто-то его оформил на моё имя. Пришлось долго выяснять отношения с налоговиками, звонить, писать отказные письма.

    - В нашей жизни всякое случается. К нам тоже приходят люди, дескать, не был, не привлекался, не нарушал. Мы показываем ему наши документы. И в этом случае ему самому придётся доказывать свою невиновность и предъявить нам документально подтверждённые контраргументы. Наша служба их искать не обязана.

    - То есть спасение утопающего дело - рук самого утопающего.

    - Или его юриста, если он есть. Мы же не можем сами нянчиться с каждым. Потому у нас и нет таких полномочий. Только за этот год через обнинский отдел прошло 55 тысяч дел!

    – Кстати, а каких дел по вашей линии проходит больше: с физическими лицами или юридическими?

    - Наверное, поровну. Физические лица – это долги по ЖКХ, кредитам, уплата штрафов, налогов. А предприятия – это в основном долги по налогам. Ну и кредиты, конечно, долги по зарплате…

Фото: Антон БОГУН.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика