Смертельная обида

Алексей ГОРЮНОВ
16.10.2020 16:28
Такое оправдание дал своему поступку убийца матери и ребёнка.

    Об одном из наиболее резонансных преступлений 1996 года – убийстве трёхлетней девочки и её матери в Воротынске - нам рассказала ветеран прокуратуры и Следственного комитета Лариса Гриценко, на счету которой сотни раскрытых дел, задержанных убийц, насильников и маньяков.

   Страшная находка

    Сообщение о преступлении поступило в милицию 14 октября. Прокурор-криминалист Лариса Гриценко возвращалась в Калугу из очередной командировки. В пути с ней по рации связался оперативный дежурный и сообщил – в квартире в Воротынске обнаружены тела хозяйки Ольги Прусаковой и её трёхлетней дочери Яны.

    Муж убитой женщины и отец девочки в это время отбывал наказание в колонии. Об Ольге было известно, что она любила погулять в весёлой компании, но при этом оставалась очень хорошей матерью и хозяйкой - безумно любила дочь и заботилась о ней. Ребёнок всегда был ухожен, а дома поддерживался безукоризненный порядок.

    Тревогу подняла знакомая семьи. Её насторожил тот факт, что развешанное на балконе пятого этажа бельё в течение нескольких дней продолжает оставаться на месте. На Ольгу это было не похоже. Её подруга договорилась с соседями и попросила молодого человека перелезть с балкона на балкон и заглянуть в квартиру - не случилось ли там чего.

    Следственно-оперативная группа прибыла на место преступления в десятом часу вечера. Зрелище было страшное: в прихожей все стены и пол залиты кровью. Тут же лежало обнажённое, в одних трусиках, тело женщины. Девочку нашли в детской комнате. Смерть обеих наступила от множественных рубленых ранений. Впоследствии судмедэксперты установили, что и матери, и дочери было нанесено по 48 ударов каждой. Чтобы вынести тела, их пришлось заворачивать в простыни и одеяла. Новость была настолько ужасающей, что все вокруг буквально умоляли правоохранителей как можно быстрее отыскать и покарать убийцу.

   В поисках улик

    После первоначального осмотра эксперты работали в квартире ещё пять дней, тщательно изымая все возможные улики и отпечатки. На кухонном столе удалось обнаружить несколько тарелок, рюмки и разломленную плитку шоколада, на которой был заметен след пальца.

    Специалистам пришлось изрядно поломать голову над тем, как зафиксировать этот отпечаток, ведь от малейших прикосновений шоколад тут же начинал таять. В итоге догадались выдержать плитку в морозильнике и сфотографировать её крупным планом. Отпечаток другого пальца нашли на дне одной из тарелок. Однако после сравнения с дактилоскопической картотекой правоохранительным органам не удалось обнаружить совпадений.

    Тем временем на розыск преступника были брошены лучшие силы бабынинской и калужской милиции. Сотрудники не считались с личным временем, исполняли любые поручения прокурора с максимальной точностью и оперативностью. Всё было подчинено одной цели – разыскать убийцу матери и ребёнка.

    Предположительным орудием преступления был топорик для рубки мяса. Милиционеры тщательно обыскали территорию вокруг дома, заглянули буквально во все урны и мусорные баки. Но с момента убийства до обнаружения тел прошло три дня, их содержимое уже было вывезено на свалку. Вместе с участковым Лариса Гриценко съездила на мусорный полигон, поговорила с копавшимися там людьми и даже объявила награду тому, кто найдёт топорик.

    На следующее утро возле отделения милиции её ожидали несколько человек с топорами. После их осмотра стало понятно, что обитатели свалки неправильно поняли поставленную им задачу. Они добывали топоры где угодно, но только не в мусорных кучах, слишком уж чистым и ухоженным выглядел инструмент. Обнаружить орудие преступления так и не удалось.

    В итоге для раскрытия преступления было принято непростое решение о дактилоскопировании всех жителей посёлка. Подняли списки для голосования и попросили председателя поселкового совета провести разъяснительную работу с людьми. При этом, рассудив здраво, сыщики не стали трогать детей и женщин, а также пожилых старше семидесяти лет.

    Все жители Воротынска отнеслись к этому с пониманием. Эксперты методично обходили дома и снимали отпечатки у местных жителей, сразу же отправляя их на сверку со следами, обнаруженными на месте убийства. Правоохранители успели отработать порядка пятисот человек, пока им наконец не улыбнулась удача.

    Лариса Леонтьевна даже дала себе слово: если она не раскроет это дело, значит уже выдохлась и ей пора на пенсию. Но вечером тринадцатого дня с момента начала расследования ей позвонил оперативник уголовного розыска Владимир Карпушин и сообщил о совпадении отпечатков.

   Сначала вор, потом убийца

    Подозреваемый немедленно был задержан. Выяснилось, что Назим Алиев переехал в Калужскую область из Азербайджана вместе с матерью. 27-летний мужчина жил и работал в Воротынске. Проверяя связи предполагаемого убийцы, сыщики выяснили, что Алиев находился с потерпевшей в близких отношениях и периодически захаживал к ней домой.

    После одной из романтических встреч у хозяйки пропали золотые украшения. Она обвинила в краже любовника, тот отверг свою причастность к пропаже. Между ними произошла ссора.

    Расследуя убийство, сотрудники уголовного розыска установили, что Алиев действительно сдавал золото в ремонтной мастерской на улице Дзержинского в областном центре. Сначала хозяин мастерской наотрез отказался признавать, что покупал драгоценности у кого бы то ни было. Но, услышав от прокурора обещание привлечь ОБЭП для проверки его деятельности, сразу передумал. Скупщик не только рассказал о визите Алиева и подробно описал его внешность, но и добровольно выдал сданное им золото, которое хранил у себя дома.

    Под напором улик Алиев дал признательные показания. Во время выхода на место преступления он показал, где и как убивал своих жертв. В своё оправдание заявил, что любовница оскорбила его мужское достоинство и стерпеть такой обиды он не мог. Девочку убийца зарубил как опасного свидетеля.

    Однако на суде обвиняемый отказался от своих прежних показаний. Женщину-прокурора он обвинил в издевательствах и пожелании ему скорой смерти, сам постоянно жаловался на плохое самочувствие. Однако судья сочувствием к детоубийце не прониклась. На высшую меру наказания уже был наложен мораторий, поэтому она приговорила Алиева к пятнадцати годам лишения свободы.

Фото: Людмила СТАЦЕНКО.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика