Лучше убитым быть, чем пленным

Евгений ЯНКЕЛЕВИЧ
10.04.2020 12:45
Эта строка из «Слова о полку Игореве» была вернаи в годы Великой Отечественной войны.

    Освенцим, Бухенвальд, Дахау, Треблинка, Ровенсбрюк, Саласпилс и другие концентрационные фашистские лагеря, их сотни. Одни известные, другие не очень. Они находились в Германии, Польше, Латвии, Литве, на Украине, в Норвегии и многих других странах, занятых гитлеровцами, и в каждом из них мучили и убивали военнопленных, гражданское население, женщин, стариков и детей. По разным оценкам в них было уничтожено более 6 миллионов человек. Разве можно об этом забыть? В Калуге жили и живут по настоящее время люди, прошедшие через лагеря смерти. Их судьбы потрясают до глубины души. Тем важнее открывающиеся архивные свидетельства злодеяний фашистов, о которых «забывают» западные политики и средства массовой информации.

   Увы, это правда…

    Вот некоторые свидетельства. Павлина Никитична Тайнукова родилась 10 июня 1936 года в селе Дебри Ульяновского района. По ее воспоминаниям, летом 1942 года немцы вошли в село и согнали жителей за колючую проволоку, а само село сожгли. Лес был рядом, поэтому нескольким семьям удалось бежать. Неделю добирались до Хвастовичского района, но опять попали за колючую проволоку. Помнит, как немцы убили женщину, у которой остались сиротами пятеро детей. Лагерь был под открытым небом, ни еды, ни воды.

    Затем привезли в Литву, в лагерь около Каунаса. До их приезда там размещали советских военнопленных. Сразу было видно, что людей здесь истязали, так как все стены барака были в крови. У детей брали кровь для немецких раненых. Женщин, у кого были дети, выпускали побираться, зная, что своих детей они не бросят. Потом их выкупил богатый литовец и использовал для работы на своем поле и подворье. В 1944 году Павлину и других заключенных освободили советские солдаты и помогли вернуться домой.

    15 января нынешнего года Российское историческое общество опубликовало ряд документов из архива Министерства обороны по теме «Освобождение Норвегии», где воевали и наши земляки-калужане, а также материалы о фашистских концлагерях в этой стране. Многие из этих впервые опубликованных материалов и приведенные в них факты – ответ на попытки искажения истории Второй мировой войны. Среди документов обращает внимание на себя «Акт расследования условий содержания военнопленных в немецких лагерях Восточного Финмарка (Норвегия) от 21 мая 1945 года» и фотографии.

    В комиссию по расследованию входили: в качестве председателя подполковник Михаил Янкелевич (мой отец, в тот период – начальник оперативной группы для связи с норвежским военным командованием. – Прим. авт.), представители с советской и норвежской стороны. В акте содержатся факты издевательств, избиений, расстрелов военнопленных. Полагаем, что достаточно будет увидеть фотографии лагеря для военнопленных - из приложения к акту, чтобы сделать выводы о бесчеловечной сущности гитлеровцев. Полуземлянки и норы, завешанные мешковиной. Не надо объяснять, как можно было здесь жить в суровых условиях Заполярья.

   «Заполярье – судьба моя»

    Под таким названием в 1994 году в Мурманске была издана книга воспоминаний командующего 14-й армией генерал-лейтенанта Владимира Щербакова. В ней он пишет о работе комиссии: «Комиссию возглавлял подполковник М.Я. Янкелевич. В нее входили врачи, журналисты, фотокорреспондент, представители норвежской армии, переводчик капитан И.М. Дьяконов. В районе Скоганварре, где находился один из концлагерей, перед комиссией предстала невероятно страшная картина. Условия там были ужасные, наверное, такие же, как во всех гитлеровских концлагерях. Но в Заполярье физические и нравственные страдания усугублялись суровым климатом… Обязательным атрибутом любого концлагеря была колючая проволока. Ею лагерь в Скоганварре был буквально опутан. Для жилья в промерзшей земле были вырыты полуземлянки-полумогилы без света и тепла. Попасть в них можно было только ползком. В Заполярье военнопленные погибали в любой сезон года. Если не от холода и болезней, то от голода и изнурительной работы. Докладывая результаты проведенного расследования, подполковник Янкелевич сказал: «При осмотре концлагеря я порой прилагал большие усилия, чтобы убедить себя: все, что вижу, это трагическая действительность, а не кошмарный сон».

    «Гитлеровское командование, – продолжает Щербаков, – выполняя установки фюрера, проводило преступную политику истребления советских людей. Комиссия констатировала, что в немецком плену их было уничтожено свыше десяти тысяч. (Продолжающаяся до настоящего времени многолетняя работа военных историков, поисковиков указывает количество погибших на территории Норвегии в этих лагерях наших граждан – почти 16000. – Прим. авт.) Невыносимые условия жизни под пятой оккупантов не вытравили высоких человеческих качеств у норвежских людей. С неизменной благодарностью до конца своих дней будут вспоминать бывшие советские военнопленные имена норвежских патриотов… Это они, подвергая свою жизнь смертельной опасности, буквально под носом у фашистов организовывали побеги советских военнопленных».

    В Акте комиссии и в книге «Заполярье – судьба моя» приведены фамилии многих норвежцев, помогавших нашим пленным. Немало советских людей, которым удалось убежать из гитлеровских концентрационных лагерей, влились в отряды норвежского Сопротивления.

    В нашей стране бережно относятся к историческим фактам и не допускают искажения событий самой тяжелой войны в истории человечества. Каждая новая публикация архивных документов – еще одно свидетельство великого подвига, совершенного нашим народом. Цена Победы чрезвычайно высока. Мы не забыли страдания, большие потери, героические усилия фронтовиков и работников тыла. Без нашей победы над гитлеровцами не было бы независимости ряда государств, в том числе и Норвегии. Об этом должны знать и помнить люди последующих поколений!

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика