Странник Баро

Александр ФАЛАЛЕЕВ
27.01.2020 10:37
Накануне Нового года в «рок-подвале» у Валентина Черняка искушённая публик а внимала загадочной музыке «Баро и компания»

То, что происходило на малюсеньком пространстве под названием «сцена», превзошло все ожидания. Четыре убелённых сединами менестреля за час с небольшим перевернули представление некоторых консерваторов о главенстве слов над гармонией.


Большинство завсегдатаев «рок-подвала» в этот вечер впервые познакомились с незаурядной «Баро-компанией». Однако многие знали отдельных личностей по участию в других рок-блюз-сообществах. Ещё бы! Кому в Калуге неизвестен клавишник и аранжировщик Сергей Шафраненко?! Да и басист Сергей Алексеев не раз принимал участие в разных составах на популярных у калужан «Летних джемах». Были и те, кто в бородатом лидере Олеге Баро разглядел черты давно исчезнувшего из поля зрения уникального гитариста некогда известной команды «Дети лейтенанта Шмидта». О, это было явление в калужском рок-клубе конца 80-х! Тот яркий коллектив прославил Калугу далеко за её пределами.

«Ты помнишь, как всё начиналось…»

– Моим педагогом в «кульке» был Александр Мостовой, – вспоминает Олег Баро (в юности Олег Зиновкин – гитарист «Детей»). – Однако больше всего в плане музыки я обязан Юрию Житникову. Кстати, 4-я школа, в которой я учился, выпестовала несколько интересных музыкантов: Олега Акимова – родителя «Мира гитары» и «Летнего джема», Александра Андреева – солиста оркестра Олега Лундстрема. Музыкальная жизнь в школе тогда была весьма разнообразной. Вокруг учителя истории Михаила Глухова, например, объединились любители бардовской песни. Но мне была по душе более дерзкая музыка. (Смеётся.)

– Как теперь, с высоты прожитых лет, ощущаешь то время небывалой популярности вашей группы «Дети лейтенанта Шмидта», базировавшейся в ДК КТЗ?

– Это был такой угар и одновременно время романтиков-бессребреников! Сейчас время циников и прагматиков. Бесплатно никто играть не будет. Если гитара у тебя стоит меньше 100 000 рэ – это шляпа. А тогда нам было все равно, на каких инструментах играть, какая выставлена аппаратура… Такого огня, какой мы зажигали тогда, сегодня уже ни у кого нет…

– Почему «Дети лейтенанта Шмидта» распались? То был период расцвета русского рока. На авансцену вышли провинциалы «Агата Кристи», «Наутилус», «Кино», «Урфин Джюс»… И вы уже начали приобретать всесоюзную популярность…

– «Дети» погибли у подножия славы. (Смеётся.) Мы прогремели на тульском рок-фестивале. А после бердянского нами заинтересовались на всесоюзном радио. Молодёжный канал радиостанции «Юность» рассказал о том, как арестовали нашего солиста за свободолюбивые песни, как меня спасли поклонники, набросив куртку на концертный костюм. Наши песни уже запрашивали, чтобы ставить в эфир. Но тут как раз начались внутриколлективные разборки: кто главнее? Клавишник и барабанщик «поймали зайчик славы». На этом всё и закончилось. Обычные дела, брат, гордыня, амбиции...

2000.jpg

«Я с детства склонен к перемене мест»

– В музыкальной столичной среде ты известен как Олег Баро. А в интернет-пространстве существует Нимо Патукко – очень похожий на тебя…

– Как появился Нимо Патукко, я не могу объяснить. Просто пришёл ниоткуда. И нет никаких с этим именем аллегорий и ассоциаций. А Баро меня прозвали в Египте, где я прожил полтора года.

– А туда каким ветром занесло?

– После аварии, в которую я попал на мотоцикле, врач посоветовал провести осень и зиму дома – никуда не выходить. А тут друзья, осевшие в Египте, позвали в гости. Доктор говорит: «Вот это как раз то, что тебе прописал». И я отправился. И завис там. На жизнь зарабатывал музыкой и ремонтом мотоквадротехники.

– Почему гитара, которая сопровождает тебя всю жизнь, так и не стала основным источником дохода?

– Мне скучно долго заниматься одним и тем же. По образу жизни я странник – очень люблю свободу. А работать в каком-то профессиональном музыкальном коллективе – это долгосрочные обязательства. Превращать любимое дело в рутину я не хочу, мне нравится сочинять и играть своё.

– Но и заработать музыкой ты не прочь…

– А почему нет? Вот не так давно покатался со Светланой Лазаревой. Самые светлые воспоминания остались!

– Ты как-то сказал, что у уважающего себя гитариста не может быть инструмента дешевле «статыщ»! Сколько стоит твоя гитара?

– У меня их семь. (Смеется.) Все замечательные! Но я не обожествляю гитару и не преклоняюсь перед фирменными инструментами. Если есть 200 тысяч, то 50 потрачу на гитару, а на 150 отправлюсь в путешествие. Кстати, из семи я купил только две, остальные мне подарили.

– Олег, ты явно не бедствуешь. Путешествуешь, разъезжаешь на дорогом внедорожнике, увлекаешься мотоциклами, не боишься остаться без работы. Какими профессиями владеешь?

– Кем я только не работал… Столяром и плотником, литейщиком, бензоперевозчиком, механиком и художником-оформителем... Сейчас тружусь в централизованных театральных мастерских бутафором. Делаю декорации для столичных театров.

– Уже 25 лет, как ты перебрался в столицу. Ощущаешь себя москвичом?

– Да, Москва – мой город! А ещё очень нравится Эдинбург. Как только выдаётся свободное время, мы с женой летим в Шотландию. Я там кайфую – виски, трубка, волынки!

– А как же Калуга? Последнее время тебя здесь всё чаще стали встречать.

– Да. (Вздыхает.) Возвращаюсь постепенно к корням. Трое из квартета «Баро и компания» тут живут, здесь у нас репетиционная база. А под Калугой я строю дом. Своими руками. И проект сам разработал. Он получился необычной формы: если смотреть сверху – похож на «Ь». Красота там необыкновенная! Природа, воздух, вода! Возможно, переберёмся с женой туда насовсем. Есть такая мечта…

Фото Ирина РОДИНОЙ.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика