«Я был участником подполья…»

Валентина ПРОНИНА
17.04.2020 12:05
Как вчерашние дети становились героями.

    Наряду с подвигом бойцов Красной армии и тружеников тыла был и подвиг людей, оказавшихся на оккупированных территориях. Они боролись с фашистскими захватчиками, уходя в партизанские отряды, или действовали подпольно. Причем эта борьба шла на фоне обыденной жизни, когда подростки влюблялись, ссорились, устраивали маленькие праздники. Даже совершая подвиг, они оставались людьми со своими страхами, мечтами и слабостями.

   Слово документам

    Передо мной пожелтевший от времени листок из школьной тетради, на нем убористым подчерком написаны воспоминания Александра Андреевича Цурилина. Это он в октябре 1941 года пятнадцатилетним подростком вместе с Алексеем Шумавцовым, руководителем Людиновской подпольной комсомольско-молодежной группы, совершил диверсию, взорвав склад с горючим, охраняемый немецкими оккупантами, на территории тепловозостроительного завода. Этот эпизод описан в недавно вышедшей книге Владислава Бахревского «Непобежденные», посвященной подполью. Воспоминания Цурилина коротки, публикуются они впервые. Этот листок, автограф, ныне хранится в его семье.

    – В октябре 1941 года фашистская армия оккупировала Людиново. На территории завода в бывший материальный склад немцы завезли несколько десятков тонн горючего. Локомобильный завод полностью эвакуировали в город Сызрань, поэтому фашистами территория завода не охранялась. Охранялся лишь только склад с горючим. Алеша Шумавцов долго присматривался к этому складу. Он охранялся двумя часовыми и овчаркой. Тогда-то у него и созрел план поджечь склад. Им он поделился с моим старшим братом Михаилом. Они долго обсуждали этот план вдвоем, а потом посвятили и меня. Мне было поручено взять дома два кувшина и явиться к 18 часам в район этого склада, когда начнет смеркаться. Надо заметить, что плотина завода при отступлении наших войск была взорвана. И часовые, вместо того чтобы бдительно охранять склад, занялись ловлей рыбы. Мы без осложнений пробрались в помещение склада. Шумавцов выпроводил меня на улицу и попросил внимательно следить за тем, чтобы кто-нибудь не подошел к складу. Буквально через несколько минут я увидел пламя, которое вырвалось из склада, а потом увидел, как из двери склада выскочили Алеша и Миша и бросились к забору, который окружал завод. Пламя заметили и часовые. Они пустили вслед ребятам несколько автоматных очередей и овчарку. Но было уже поздно. Ребята ловко перепрыгнули через забор и убежали. Я же вбежал в находившийся ремонтно-механический цех и спрятался там. Алексей и Михаил также смогли укрыться от преследования.

    О себе: я был активным участником нашего Людиновского подполья. Затем добровольцем ушел на войну. Освобождал Белоруссию, Прибалтику, был дважды ранен. Мой старший брат Михаил погиб на войне.

   Людиновские орлята

    Спокойно и неторопливо текла жизнь в Людинове. И вдруг все изменилось. Чужая речь, приказы на столбах и заборах с трафаретным предупреждением: «За неподчинение – расстрел». Значительная часть городского населения своевременно эвакуировалась. Но немало людей и осталось. Среди них и группа молодежи – приехавшие на каникулы московские студенты Коля Евтеев и Тоня Хотеева, ее родные сестры Шура и Зина, а также их неразлучные друзья: Алеша Шумавцов, Витя Евтеев, Толя Апатьев, Шурик Лясоцкий, братья Михаил и Александр Цурилины. Патриотическая подпольная комсомольско-молодежная группа в оккупированном немцами Людинове была создана в 1941 году по инициативе подпольного райкома партии и командования партизанского отряда. По неполным данным, в нее входили около тридцати человек.

    Страна узнала о молодежном Людиновском подполье в 1956 году из публикаций о суде над предателем Дмитрием Ивановым. Несмотря на то что подполье было выявлено, немалая его часть уцелела благодаря стойкости и мужеству зверски замученных людей: Шумавцова, Лясоцкого, Апатьева, сестёр Хотеевых и других.

   Донести правду людям

    Здесь, на окраине Людинова, на улице Алексея Шумавцова, в небольшом домике, который видывал немало на своем веку, в том числе и постояльцев-немцев, живет супруга Александра Цурилина, Зоя Ивановна. Сегодня ей 92 года...

    Александр Цурилин уже после освобождения Людинова был призван в ряды Красной армии. Жил он через два дома от Алексея Шумавцова, и тот часто приходил к его старшему брату Михаилу. Ночами они куда-то исчезали, на задания брали и Александра. Зоя Ивановна Цурилина вспоминает:

цурилина зоя.JPG   – Саша рассказывал, что часто, проснувшись ночью, он обнаруживал: старшего брата Михаила нет дома, он постоянно куда-то уходит с Алексеем Шумавцовым, ведь жил Шумавцов рядом. Сегодня в небольшом домике Алексея живет внук его дяди… Надумали мы делать ремонт, крыша протекала, да утеплить надо было, стали разбирать стены, а там, представляете, очень много окурков с самой войны. Муж рассказывал, что это Алексей со старшим братом Михаилом «баловались» – курили. Я сама видела эти папиросы. Александр также рассказывал, что когда в 1952 году в доме Шумавцова проводили ремонт, то под крышей были найдены немецкая винтовка, пистолет «парабеллум», солдатская шапка, несколько листовок. Нашли тщательно завернутый, а потому прекрасно сохранившийся комсомольский билет Алексея.

    Видел Александр Цурилин, как полицаи вели по дороге арестованного Алексея в лес и тот кивнул ему головой, чтобы он отошел в сторону.

    Из документов известно, что Алексей Шумавцов (с ним был его друг Александр Лясоцкий) заметил, что они оказались на месте обычных встреч со связными партизанского отряда. Он заволновался: что если они здесь? И, собрав все силы, крикнул: «Каратели! Спасайтесь, товарищи!» Тотчас тяжелый удар опрокинул юношу на землю. Из леса донеслись выстрелы, один из полицейских упал. Перепуганные и обозленные полицаи второпях выбрались из леса и тут же на опушке зверски растерзали юных героев.

    С тех пор прошло немало лет. Священным местом для молодежи города Людинова и всей Калужской области стал памятник героям Людиновского подполья, воздвигнутый в центре города в 1959 году. Немного задумавшись, Зоя Ивановна Цурилина, как будто вернувшись в свою юность, добавляет: «Не заметили, как пролетело время. Было голодно, но мы жили дружно. Мой муж Александр Цурилин после войны проработал на тепловозостроительном заводе 45 лет токарем, у него была одна запись в трудовой книжке. Работал честно, был награжден за свой труд. Ранения на войне давали о себе знать. В 1991 году он ушел с завода, а в 1992 году умер».

    История Людиновского подполья – удивительное сочетание мученичества, взаимовыручки, находчивости и трагедии. Вчерашние советские школьники поступали, как мученики, своей стойкостью свидетельствовавшие верность убеждениям.

Людиново_Памятник героям комсомольцам.jpg

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика