Синус Череватого

Александр ШРИНЧЕНКО
22.05.2020 12:02
Работу кардиолога можно сравнить разве только с работой виртуоза, который настраивает рояли.

    Но цена ошибки там – это звук чуть выше или ниже, а у врача Григория Череватого каждый раз на весах жизнь пациента.

DSC_2957.JPG

   Высокая награда

    Москва, февраль 2003 года. Врач-кардиолог Калужской областной больницы Григорий Череватый признан победителем II Всероссийского конкурса на звание «Лучший врач года». Более тысячи врачей различных специальностей из 81 региона претендовали на звание лучших. В строгое жюри входили видные представители отечественной медицины. Претендентов оценивали по отзывам пациентов, публикациям в прессе и научных журналах, творческим работам конкурсантов. Калужанин Череватый представил на конкурс работу «Перспективы развития терапевтической помощи». Титула «Лучший врач года» в различных номинациях были удостоены двадцать претендентов. Первыми награду получили детский кардиохирург из Новосибирска Юрий Горбатых и представитель калужской медицины Григорий Череватый. Он был награжден дипломом Министерства здравоохранения России, Российской академии медицинских наук, знаком «Отличник здравоохранения» и хрустальной статуэткой «Богиня Гигиея».

   Крым наш

    Вообще, медики – это та же армия, солдаты и сержант – это медсестры и медбратья, офицеры – врачи. И порядок, по сути, тот же – на передовую по первой команде. 

    Март 14-го в России помнят все, Крым возвращался в родную гавань. В первом десанте в Севастополь приехала и группа врачей из Калуги. Задача – помочь наладить медпомощь на базе Черноморского флота и жителям легендарного города. Кардиологом в группе был шеф центра неотложной кардиологической помощи Калужской областной больницы Григорий Череватый. 

     В апреле 2014 года в севастопольской больнице был реально тихий ужас. Здесь не работал даже рентгеновский аппарат, люди не сдавали анализы крови годами. О том, что кардиологи всего мира давно уже научились приводить сердце пациента в порядок с помощью стентирования, установки электрокардиостимуляторов, здесь и не слышали. Да, та командировка останется у него в памяти на всю жизнь. Череватый и его коллеги работали, делая свое главное дело, спасали жизни людей, налаживали медицинскую помощь в республике, которая была отброшена на задворки мира почти на четверть века. У него и сейчас дома бережно хранится предписание, по которому он выезжал в Крым. Ни медалей, ни грамот, ни премий за ту работу на полуострове им не вручали.

   Не хуже заграницы

    У его центра отлажены связи практически со всеми ведущими институтами страны, где сердечники могут получить помощь. И они ее получают. Но и в областной больнице теперь на потоке вживляют электрокардиостимуляторы любого типа, а их сегодня море, и каждому пациенту нужно подобрать то, что поможет именно ему – одно-, двух- или трехканальные. Здесь начали делать сложнейшее исследование «Эхокардиография сердца через пищевод», а уж стентировать сердца больных в день могут десятками. Лишь бы ноги выдержали хирурга, стоящего порой по двенадцать часов за операционным столом. И в бригаде врачей в операционной всегда присутствует кардиолог, и часто это сам Григорий Григорьевич, которого хирурги вызывают первым, потому что знают: если на операции «сам» – то это надёжно.

    Кардиологи раньше считались врачами-«таблеточниками». Их оружием было прежде всего слово и микродозы агрессивных микроэлементов, упакованных в капсулы. Но прогресс, активно вторгающийся в жизнь, приносит все новые методики. Особенно важны и ценны инвазивные методы лечения: минимум разрезов, ювелирный максимум – и пациента через три дня после прямой операции на сердце могут выписывать домой.

    Но Череватый не спешит, до конца использует все возможности различных исследований, когда еще человек из того же отдалённого от областного центра Хвастовичского или Спас-Деменского района попадет в руки клиницистов. Тем более что сегодня областная больница имеет практически всю аппаратуру на уровне весьма приличных столичных заведений типа знаменитой клиники Склифосовского.

   Родная гавань

    Махачкала, апрель 1979 года. Малыш ждет бабушку из больницы. Он знает, что та обязательно принесет что-то сладкое. Мама – терапевт – никогда не давала ему больше одной конфеты за раз, а бабуля – детский доктор, название такое смешное – педиатр – давала сразу две и обязательно разные, потому что свято верила, что главное для здоровья – это радость. Поэтому и мороженое ему покупала – сразу по два эскимо, что мама категорически не одобряла. Это была их маленькая тайна с бабушкой, и маленький Гриша всегда с радостью бежал гулять с бабулей.

    В их дружной семье был культ медицины. И отец, человек военный, всячески поддерживал интерес Григория и его младшего брата к этой профессии. Так что Григорий Григорьевич стал медиком уже в третьем поколении, и его брат-офтальмолог, кстати, тоже. В общем, путь для него после школы был определён – он закончил Дагестанский медицинский институт, а вот свою главную специальность «кардиолог» получил уже в Каунасе, где учился на курсах аритмологии. Эта учёба стала поворотным событием в его жизни. Именно там он ощутил всю мощь современной медицины, которая может сделать так, что измученное болезнью сердце человека получает второе дыхание и может служить долгие годы. 

    Синусовый ритм в кардиологии, наверное, главное в основе нормальной работы сердца. Я пытался написать электрокардиограмму жизни ведущего кардиолога региона и вижу его устойчивый твёрдый ритм со всеми нужными по жизни подъёмами и систолами, которые, оказывается, тоже нужны сердцу для его отдыха. 

    Звонок из Износок:

    – Григорий Григорьевич, у меня бабуля 80 лет, пульс 35, боюсь…

    – Времени не теряй, вези сюда, давай быстрее, судя по ЭКГ, что ты прислал, нужен электрокардиостимулятор, будем шить... 

    Через два часа старушку привезли, сделали операцию, к сердцу подключили «экс». Ещё бы пару часов протянули, и ничего бы ей уже не помогло. Через три дня она была готова ехать домой к своим курам, огороду, внуку, что с утра до вечера звонил ей по телефону, пока Григорий Григорьевич не приказал медсестрам изъять мобильник, ибо больной нужно спать, сил набираться, а внук сам справится. 

    Центр, которым руководит Григорий Череватый, это, по сути, целая больница в больнице. Здесь есть даже собственная реанимация, где решаются самые сложные задачи. 

    – А как же без неё, ведь мы работаем с сердцем человека, – говорит один из учеников Череватого Виктор Домарацкий, который, кстати, недавно на материале центра защитил кандидатскую диссертацию, – мы ведь очень часто оказываемся в цейтноте, 5-10 минут могут быть решающими. 

    Эта тонкая грань, отделяющая жизнь от небытия, проходит здесь так отчётливо, что порой, когда видишь, как работают врачи, которые не считаются с временем, поражаешься их преданности делу, которому они служат. 

Фото: Георгий ОРЛОВ.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика