«В мире столько мест, где я ещё не был»

Александр ФАЛАЛЕЕВ
20.12.2019 11:24
Константин Скугаревский в свободное от работы время стремится на заоблачные ледяные вершины.

    Минула середина слякотного декабря. А так хочется настоящей зимы с вьюгами, что единственный способ ощутить это – поговорить с человеком, который летний отпуск предпочитает проводить среди метелей и снежных лавин.

    Что тянет врача-рентгенолога, заведующего отделением лучевой диагностики больницы №5, в горы? Красивые пейзажи, острые ощущения, нехватка адреналина или потребность в духовной пище?

   «Лучше гор могут быть только горы»

     - Зачем иду в горы? Я сам ищу на это ответ. Возможно, пытаюсь обрести там чувство спокойствия и умиротворения… Гора – это храм чистоты и красоты. Там со мной происходит какое-то духовное очищение.

    На Чегете был трижды. В прошлом году вообще играючи поднялся. Уже несколько раз пытался взойти на одну из снежных вершин Эльбруса (Восточная – 5621 м и Западная – 5642 м), но пока неудачно. До отметки «Приют-11» (4200 м) ходил раз шесть. Поднимался до «Скал Пастухова» (4630 м). Выше пока не получается. А всему виной капризная погода. Там в горах она меняется мгновенно. Чтобы пройти весь маршрут, надо успеть до полудня и потом быстро возвращаться.

   И снова неудача

    - В этом году разыгралось настоящее стихийное бедствие. В час ночи, когда мы должны были выйти, огромнейшее облако накрыло весь ледник. И с неба полилась вода. Это был не дождь - жуткий ливень шёл шесть часов подряд. Всё вокруг обледенело. Туча принесла град размером с горох. Потом снег. Метель. Буран. Ветер 50 м в секунду с порывами до 70-ти. Чтобы перемещаться по лагерю, надо было надевать «кошки» и ложиться «на ветер» параллельно земле - иначе на ногах не удержаться. Так я на вершину и не попал. Отпуск заканчивался, и надо было возвращаться в Калугу.

   Мечта

    - Увлечённых альпинизмом становится всё больше. И это хорошо! Но если кому-то придёт в голову идея отправиться на Эльбрус, надо помнить, что для обычного, неподготовленного человека предел – это 4200 м. На такую высоту можно подняться без дополнительного оборудования и особых навыков. Я сам первый раз дошёл до «Приюта-11» в спортивном костюме и кроссовках. Четыре дня адаптации в предгорье, на высоте 2300 м. Ночёвка в бочках на 3500 м. В 5 утра вышел. Погода была отличная, - минус 11оС. Наверх шёл по плотному снегу. Когда возвращался обратно, температура поднялась до плюс 11 С. Снег стал рыхлым, и пару раз я провалился по пояс, зачерпнув кроссовками ледяную воду талого ручья. Но это нисколько не испортило впечатления. В 10 часов я уже подходил к лагерю в великолепном настроении.

    Горы действительно обладают гипнотическим притяжением. Меня они не отпускают – я всё время о них думаю. Можно сказать, я провожу там над собой исследование. Вообще я не могу сидеть на месте - постоянно испытываю стремление расширять свои горизонты. Хочу забраться на Арарат. Мечтаю посмотреть на землю с пика Ленина. В мире столько мест, где я ещё не был!  

   Спасла бутылка

    - В прошлом году на Чегете со мной произошёл жуткий случай. Нас было семеро: трое из Серпухова, трое из Питера и я. Погода была что надо. Поднялись на вершину без приключений. Сфотографировались. А над Донгуз-Орунбаши (3769 м), это уже грузинская сторона, облако висело неделю. И тут оно срывается и буквально через 3-4 минуты накрывает вершину Чегета! Как будто именно нас поджидало. На расстоянии вытянутой руки ничего не видно. Ветер. Дождь горизонтальный со снегом. Потерялись практически все сразу. Тут же всё вокруг покрылось коркой льда. Меня сдуло, понесло и впечатало в огромный камень буквально в метре от пропасти. Ударился стороной, где висела сумка с фотоаппаратом, очками и мобильником. Треск. Думал, всё разбилось вдребезги... Нет! Спасла пустая пластиковая полторашка, которую я взял, чтобы наполнить нарзаном. А буря как внезапно началась, так же внезапно и закончилась. И я уже спокойно спустился к лагерю. Шёл и радовался - жив остался и всё цело, даже мобильник.

2019-07-19 14-29-21.jpg

   Не прощают ошибок

    - Гибнут на Эльбрусе альпинисты регулярно. И не только неопытные. И не только на самых высоких вершинах. Там ведь помимо погодных ещё какая опасность подстерегает – ледовые ловушки. Льды трескаются, образуются глубокие конусообразные щели, а сверху их присыпает снегом, который быстро превращается в наст. В прошлом году при мне погибли двое альпинистов из Германии. Они шли в связке. Один провалился, погиб сразу. Второй на него сверху упал и какое-то время жил. Однако спасти его не удалось, поскольку случилось это ближе к вечеру, быстро спустились сумерки. Когда пришла помощь, было уже поздно. А в тот день, когда мы не пошли из-за бурана, произошла история с двумя ирландцами. Самоуверенные, они отправились на покорение вершины чуть раньше нас, несмотря на предупреждение МЧС, и застряли на седловине. Идти невозможно – дикая метель. И вроде бы им повезло - рядом оказались вырубленные МЧСовцами ниши, в которых можно прятаться, устанавливая палатки. Спасатели смогли до них добраться только через полутора суток, когда стих буран. Однако живым вернулся только один. У второго при спуске отказало сердце.

   Остаться в ледниках навсегда

    - В среднем за сезон до 30 человек не возвращается с Эльбруса. Вот где я проникся безмерным уважением к людям в форме МЧС. Они в любую погоду по первому зову мчатся на помощь. На снегоходах, на вертолётах, пешком. На Эльбрус они ходят как к себе домой! За месяц до нас пропал один американец. Его жена перечислила миллион долларов на поисковые работы. Две недели кружили вертолёты. Американца так и не отыскали. Зато нашли три других трупа и пропавшую в 1978-м известную советскую альпинистку. Рассказывали, что, узнав об онкологии, она осталась там осознанно. Есть у альпинистов традиция, что ли, что умирать надо в горах, а не в постели. Там на разных высотах много мемориальных досок. И это только те, чьи имена родные или товарищи решили увековечить.

    На самом деле у доктора Скугаревского увлечений много: лазер-таг (лазерный пейнтбол), рыбалка, конный спорт, участие во всевозможных телевизионных ток-шоу. В истории страны его больше всего интересует период Великой Отечественной войны. А из его историй о встречах со знаменитыми людьми, артистами, художниками и политиками в годы, когда он работал в столичном «Склифе», может получиться целая книга. Но об этом – в следующий раз.

Фото: архив Константина СКУГАРЕВСКОГО.

Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика