«Помоги найти котёнка»: почему дети уходят с незнакомцами

Елена МОТРЕНКО, «Известия»
13.09.2019 10:54
Эксперименты, проводимые из года в год, показывают несостоятельность родительских наставлений.

    В конце августа поисковый отряд «Лиза Алерт Новосибирск» провел эксперимент, условно названный «Как мы «воровали» детей». Из 57 детей в возрасте от 6 до 9 лет 42 ребенка ушли с волонтерами-незнакомцами. 42! Подобную проверку для детей и родителей устраивают четвертый год, но почему-то на этот раз результаты оказались самыми плачевными. 

   Украсть за 15 секунд

    «Куда, как правило, уходят наши малыши? Искать кошечек, собачек — классический случай, — говорит «Известиям» руководитель новосибирского отряда «Лиза Алерт» Алеся Яблонских. Ребенку нужно донести: взрослый в состоянии сам найти кошечку или собачку. Еще предлоги: покупка мороженого, сладкой сахарной ваты. «Мама попросила купить тебе билет на карусель», «А ты видел, что здесь в парке есть контактный зоопарк? Давай ты меня проводишь, потому что я не знаю, где он находится». Люди перекладывают на ребенка какие-то функции, которые, по мнению малыша, он может выполнить, потому что он уже «взрослый». Но он должен понимать, что взрослые с такими просьбами не обращаются. Правильные ответы: «Давайте я нажму кнопку на GPS-трекере у меня на руке, и мой папа проводит нас в контактный зоопарк», «Мои мама и папа сами купят мне мороженое», «Давайте мы спросим у моей мамы, и, если она разрешит, вы купите мне самое вкусное мороженое».

    Печально, но, увы, совсем неудивительно: взрослые на соседних лавочках видели, как сначала мама оставляла ребенка, а затем малыша уводили чужие люди, но никто, никто из свидетелей даже не попытался вмешаться в ситуацию.

   «Никогда не разговаривайте с неизвестными»

    Предупреждал Михаил Булгаков. Клинический и системный психолог, руководитель Академии детской безопасности Ольга Бочкова тоже нас предупреждает: подобные фразы для детей не работают.

    «Неуспех родителей заключается в том, что они ждут, что фраза «никогда или никуда не уходи с незнакомцами», «не разговаривай с неизвестными» сработает. На самом деле фраза абсолютно неработоспособная и обучающего эффекта никакого не несет, даже вводит ребенка в заблуждение, — говорит «Известиям» эксперт. — Для ребенка незнакомый человек перестает быть незнакомым, после того как они обменялись именами. И тогда ребенок, познакомившись с любым человеком, который остается посторонним, готов с ним куда-то уйти».

    С малых лет малышу нужно объяснить принцип «свой-чужой». Есть первый, близкий круг общения, куда входят мама, папа, бабушки и дедушки, братья и сестры. Это «свои», семья, люди, которые первыми придут на помощь, им можно довериться. Второй круг общения — родственники, соседи, друзья родителей.

    Если вдруг сосед предлагает: «Пойдем с тобой в магазин, купим тебе шоколадку», то здесь у ребенка должна включаться идентификация «свой-чужой». Этот человек ребенку знаком, ему не запрещается с ним общаться, но он не семья, нельзя взять и с ним куда-то уйти. Нужно предупредить родных, попросить разрешение у мамы или папы, чтобы родители знали, что сейчас он пойдет в магазин с соседом дядей Мишей за шоколадкой, мороженым или чем-то еще.

   Усатый бегемот и фиолетовое яблоко

    В комментариях родителей то и дело возникает некое «кодовое слово», которое заучивает ребенок.

    «Это слово, которое знает только узкий круг: мама, папа, бабушка, дедушка, взрослые братья и сестры. Это должно быть скорее словосочетание — смешное, забавное, легко запоминающееся, которое не встречается в обычной жизни: «дырявый слон», «фиолетовое яблоко», «усатый бегемот». Это веселая игра, — говорит Алеся Яблонских. — Да, первое время малыш каждому встречному будет торжественно сообщать о том, что у них с мамой, папой есть кодовое слово: «Хотите, я вам скажу?» Даже иногда просто вываливая на ходу, не спрашивая. Потом можно объяснить, что теперь кодовое слово знают все, оно перестало быть тайным, а оно должно быть тайным, поэтому надо придумать новое. Тоже в практике была ситуация, когда девочка вышла из транспорта, сидела на остановке, набрала маме: «Да, хорошо, мам, я тебя подожду». Посторонний человек это слышал и через пару минут подошел к девочке: «Твоя мама попросила, чтобы я тебя к ней отвез. Пойдем, вон там моя машина». — «А какое кодовое слово?» — «В смысле?» — «Если вас прислала мама, вы должны знать кодовое слово!» Он, естественно, не знал, девочка подняла крик. Человек растворился в толпе».

    Кричать громко, во всё горло, советует руководитель международной сети школ безопасности, автор онлайн-школы безопасного детства Лия Шарова.

    «Главное — кричать. Не плакать, а именно кричать, бежать к людям или вцепиться в любой объект (качели, скамейка, столб, ограда). Плачущий ребенок рядом со взрослым чаще воспринимается как раскапризничавшийся.

   Пример Буратино

    «На самом деле, для того чтобы ребенок никуда не уходил с незнакомыми, надо довольно много работать, — говорит Ольга Бочкова. — Соблюдение личных границ, работа над категориями лиц, которым можно доверять и которым нельзя, отработка правил в практических ситуациях. Делать это не один раз в месяц или при случае, когда ребенка надо оставить одного, а каждый день».

    Проигрывать ситуации по ходу, примеряя роли: по следам просмотренного фильма, увиденной ситуации на улице, эпизода в мульт-фильме или книжке («вот видишь, что случилось с Буратино, когда он ушел с котом Базилио и лисой Алисой, доверился посторонним»).

    «Некоторые родители предлагают метод «шоковой терапии». Лично когда-то испытал на себе. Когда меня взяли и отвезли на кладбище, показали свежевырытую могилу и сказали, что «если ты куда-то или когда-то уйдешь с любым (!) незнакомым человеком, то тебе будет сначала очень больно, а потом тебя закопают в эту яму и ты больше никогда не увидишь маму с папой...» Хотите верьте, хотите нет, но мне это так въелось, что никуда ни с кем уходить больше не хотелось», — делится опытом Алексей Козейчук.
«Ни в коем случае», — отговаривают от таких методов специалисты. Запугивание — серьезная родительская ошибка. Неудивительно, что после этого ребенок будто приклеивается к маме или папе в том же супермаркете, не отходит ни на шаг.

    С какого возраста ребенку нужно говорить о скрытой угрозе? С того момента, поясняет руководитель отряда «Лиза Алерт Новосибирск» Алеся Яблонских, как вы готовы выпустить из рук ладошку сына или дочки: пустить одного посидеть в песочнице, прокатиться с горки, на велосипеде.

    «Можно обговаривать ситуацию с ребенком достаточно раннего возраста. С одной стороны, взрослые очень радуются, когда маленький ребенок идет на ручки к «новой тете». Он не шарахается от дяди, хотя тот лохматый и усатый. Нам очень нравится, что они коммуницируют. Ориентация «свой-чужой» должна проявляться годам к 3–4, — говорит эксперт. - А если не знаете, как привить малышу правила безопасности, не стесняйтесь обратиться к психологу — это не стыдно. Все дети разные, что подходит одному, не подходит другому. Специалист определит психотип ребенка и те вещи, которые окажут на него положительное воздействие, а также установит, какие методики к нему применять нельзя».

Материал предоставлен iz.ru


Поделиться публикацией
Яндекс.Метрика